Logo-do Profile

Історія держави і права України

Лекція 6

Першоджерела


Першоджерела

Документ 1

ПРИВИЛЕЙ ВСЕЙ ЗЕМЛИ ВОЛЫНСКОЙ НА ПРАВА И ВОЛЬНОСТИ ИХЪ

Во имя Божье станься. Ижъ всякие вчинки цнотливые, которые зъ обычаевъ людскихъ походять и бывають въ заховалостяхъ ихъ деланы, которые жъ на знаимость звычаю вчинного часы своими явке ся оказують и верне а стаде доконують, годно есть, абы слушне тежъ вчинъности своей поживали и были бы ознаймены на писмахъ выложеные и потвержоные для ведомости потомъ пришлое людское, абы часу посполитого съ намети не сходило. Прото мы, Жикгимонтъ Августъ, Божью милостью король Польский, великий князь Литов­ский, Руский, Пруский, Жомсйтский, Мазовецкий и иныхъ. Чинимъ знаменито симъ нашимъ листомъ, кому будеть потребъ того ведати. Били намъ чоломъ духовные и светъские - владыка Володимерский и владыка Луцкий и князи, и панове, и земяне, и вся шляхта Волын-ское земли и покладали передъ нами привилей короля его милости старшого и великого князя Жикгимонъта, пана отпа нашего, въ ко-горомъ пшнеть, ижъ они клали передъ его милостью отцомъ нашимъ листы деда нашого Казимира и дяди нашего Алексанъдра, славное намети королей ихъ милости, на права и вольности свои, которые листы, права ихъ, его милость король старший, панъ отецъ нашъ, рачилъ имъ, всей земли Волынъской, потвердити и при моцы заховати, и на то его милость привилей свой имъ далъ, - и били они намъ чоломъ, абыхмо и мы водле того прввилья отца наглого заховали и на то привилей яашъ имъ дали и потвердили быхмо имъ тые права нашимъ привильемъ, и держали ихъ подлуп, права ихъ земли. А такъ мы, углянувши у привилей короля его милости старшого, пана отца нашого, на прозбу ихъ то есмо вчинили и тые права и вольности ихъ, какъ было за деда и дяди нашого, королей ихъ милости, и за отца нашого короля его милости старшого, при моцы заховываемъ и тымъ привильемъ нашимъ потвержаемъ: Ижъ старосты и наместъники наши не мають на нихъ децкихъ своихъ слати первымъ ра-зомъ: коли на кого жалоба прийдеть, ино того первымъ лиетомъ и другимъ обослати; а воли на тые два листы не станеть, тогды децкого послати; а коли за тымъ децкимъ не станеть, ино децкованье маеть заплатить, а старосте и намеетъникомъ нашимъ на томъ всказати и отправити. И тежъ который слуга або чоловекъ князьский и панский а любо земянъский убьеть кого, ино старосты и наместъники наши и мар-шалокъ земъский, и ключникъ, и конюший на нихъ годовщины би­рали, и дедъ и дядя, и отецъ нашъ то имъ отпустили и листы права ихъ милости на то передъ нами покладали. Ино мы, тыхъ листовъ и правъ выслухавши, и такъ жо подлугъ тыхъ листовъ деда и дяди нашого и отца нашего то есмо имъ отпустили: нехай они зъ слугъ и зъ людей своихъ, хто въ годовщину владеть, сами годовщину на слу-гахъ и на людехъ своихъ беруть, а старостамъ и наместънивомъ на­шимъ не надобе зъ ихъ слугъ и зъ людей годовщины брати. А кня­зей и пановъ, и земянъ старосте нашому злыми словы не соромотити, въ казнь и въ вежу ихъ не сажати; а естли бы который провинилъ щто князь або панъ а любо земянинъ, ино старосте насъ обослати: какъ мы его навчимъ лиетомъ або посломъ нашимъ, што бы имелъ съ тымъ вчинити, ино ему подле науки нашое то вчинити. А такежъ, што били челомъ и жаловали деду и дяди нашому,'ижъ старосты и наместъники наши вины и заруки на нихъ беруть и людей ихъ судять и рядять, ино дедъ и дядя нашъ то имъ отпустили: старосте и на­меетъникомъ нашимъ вины и заруки на нихъ самыхъ и на ихъ лю­дехъ не брати и людей ихъ не судити, судити имъ самымъ люди свои а вины брати каждому зъ своего человека; нижли кому хто зару­чить колко копъ на насъ, а тая бы зарука доведена была на кого справ-нымъ доводомъ, ино то естъ въ нашой воля. А далей, старосте на замъ-ку нащомъ судити князьскихъ або панскихъ, або земянъскихъ лю­дей, што ся дотычеть розбою приличного, вгвалтъ, шляхетская рана, пожога, абы ся злодейство не множило. А злодея приличного, где колвекъ имуть на чиемъ именьи, тамъ жо его мають судити и тамъ же маеть каранъ быти подлугъ давнего обычая; а поличное тому, на чиемъ именьи зымають. А приличного злодея не пускати; а хто бы его пустилъ або на окупъ далъ, а на него доводъ справный былъ, тотъ маеть вину заплатити по давному, какъ передъ тымъ было. А слу-гамъ старостинымъ, ездячи по селомъ, зарукъ не заручати; нижли хто бы хотелъ на чиє именье моцно наехати а любо кого збити, а онъ будеть заручати, а на то доводъ вчинить, то естъ справная зарука. Такъ дао о ярмаръки о Жидичинъские и о Дорогобужские, што староста даеть отъ себе слугамъ своимъ тые ярмаръки въ жалованье '- намес-ницъства по годомъ держати, и тые дей его наместъники самыхъ ихъ и людей ихъ судять и рядять на тыхъ ярмаркохъ и потварные заруки и вины на людехъ ихъ беруть, ино дедъ и дядя нашъ то имъ устано­вили подъ того мерою; на ярмаръки Старостины наместъники мають ездити по давному, а людей ихъ одинъ наместъникъ не маеть судити: маеть тотъ, чий человекъ, судью собе съ своее руки посадити, которого земянина обравши; а потварнымъ зарукамъ и светъкомъ не верить; а которого злодея имутъ на ярмарку або въ городе и въ месте нашомъ зъ лицомъ, заслужить ли шибеницы, ино шкода тому платити, а вина тому, чий чоловекъ. Тежъ, што дядя нашъ подавалъ княземъ и па-номъ Волынъскимъ новые торги, ино дей въ тыхъ торзехъ мыта бе­руть зъ людей князь сеихъ и панскихъ, и дядя нашъ его милость ихъ новые мыта имъ отпустилъ и о то имъ у привильи своемъ выписалъ: хто бы взялъ мыто въ вовомъ торгу або ярмаръку на князьскомъ або на пансвомъ чоловеце, ино тотъ маеть чотире копы грошей за­плати силу моцъ тому, чий чоловекъ; нижли мають тые старые мыта давати, где будуть передъ тымъ давали. А и мы ихъ такъ же при всемъ томъ зоставили и тые мыта имъ новые отложили. Такежъ, што били чоломъ дяди нашему его милости о томъ, што жъ которие люди цер­ковные, внязьские, панские и земянские хоживали на работу къ замъку Луцкому и къ дворамъ нашимъ орати и жати, и сено косити, и его милость то имъ отпустилъ; и тежъ войту Луцкому на людей князьскихъ и панъскихъ померного не велелъ брати, нижли казалъ его милость ему по старому тое померное брати зъ мещанъ и зъ гостей; а далей въ томъ его милости привилью выписано: который князь або панъ и земянинъ, стоечи у праве передъ старостою або передъ наместъники отзоветься до насъ господаря на вышъшое право, ино старосте и намеетъникомъ нашимъ того имъ не забороняти, а къ намъ ихъ пускати, рокъ положивши, коли мають передъ нами стати; а князя и пана и земянина старосте и наместникомъ нашимъ одному ихъ не судити, маеть при собе посадити князей и пановъ и земянъ, тожъ маеть его судити. И тыхъ привильевъ правъ деда и дяди и отца нашего выслухавши, и такъ же есмо ихъ при всихъ тыхъ вышейписанныхъ речахъ зоставили, который жъ выписаны и менованы въ тыхъ правехъ Деда и дяди и отца нашего, и то имъ потвержаемъ симъ нашимъ лиетомъ привильемъ, ижъ то имъ маеть держано быти. А къ тому мы зъ особливое ласки нашое, бачечи ихъ верную а пилную накладную, николи не вмешканую службу, которую жъ ся они завжды, не литуючи горлъ своихъ, цнотливе предкомъ нашимъ и намъ, пану своему дедично(му) ся оказовали, зъ ласки нашое на ихъ покорную прозбу и чоломъбитье пожаловали есмо ихъ и отпустили есмо имъ зъ ихъ людей воловщину, всей Волынской земли, которую жъ волов-щину здавна, за предковъ нашихъ, люди ихъ даивали; а пожаловали и отпустили есмо имъ то вечно и на веки вечные, и тое воловщины мы вжо господарь не маемъ зъ людей ихъ брати ани потомъкове наши: нижли, коли панове рада наша великого князьства Литовского для которое великое потребы земъское зволять который плата съ своихъ людей дати, тогды князи и панове и вся шляхта Волынское земли мають намъ такъ жо тотъ платъ съ своихъ людей давати. А на твердость того всего и печать нашу казали есмо привесити. А при томъ были панове рада наши ихъ милость великого князьства Ли­товского: князь Павелъ, княже Гольшанское, бискупъ Виленский; воевода Виленъский, канцлеръ великого князьства, державца Бобруй­ский и Борисовский, панъ Янъ Юревичъ Глебовича; панъ Виленский, державца Упитъский, панъ Григорей Григорьевичъ Остиковича; вое­вода Троцкий, державца Могилеаский, князь Янушъ Юрьевичъ Голъ-шанский; панъ Троцкий, староста Жомойтский, державца Плотелский и Телшовский, панъ Еронимъ Александровичъ Ходкевича; а марша-локъ земский, державца Шовленский панъ Миколай Яновичь Ради-вилъ; воевода Киевьский князь Фредрыхъ Глебовичъ Проньский; воевода Полоцкий панъ Станиславъ Станиславовичъ Довойно и иные панове рада наша. Писано и дано у Вилни подъ леты Божего Наро-женья тисеча пятьсотъ чотырдесятъ семого, месяца марта двадцать семого дня, инъдикта пятого. Подпись руки господарское. Иванъ Гор­ностай, маршалокъ дворный, подскарбий земъский и писарь, староста Слонимский, Мстибоговский, державца Бирштанский, Дорсунишский, Зельвенский.

Текст подається за виданням: Любавский М.К. Очерки истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно. - Приложения. -М., 1910. -С. 364-367.

Документ 2

ПРАВА ПИСАНЫЕ, ДАННЫЕ ГОСУДАРСТВУ ВЕЛИКОМУ КНЯЖЕСТВУ ЛИТОВСКОМУ, РУССКОМУ, ЖЕМАЙТСКОМУ И ДРУГИМ СВЕТЛЕЙШИМ ПАНОМ СИГИЗМУНДОМ, БОЖЬЕЙ МИЛОСТЬЮ КОРОЛЕМ ПОЛЬСКИМ, ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ЛИТОВСКИМ, РУССКИМ, ПРУССКИМ, ЖЕМАЙТСКИМ, МАЗОВЕЦКИМ И ДРУГИХ

Мы, Сигизмунд, божьей милостью король польский и великий князь литовский, русский, прусский, жемайтский, мазовецкий и других, имея обстоятельно продуманное доброе намерение и по нашей великокняжеской милости желая одарить христианскими законами, всем прелатам, княжатам, панам хоруговным, вельможам, благородным рыцарям, шляхте и всему поспольству и их подданным, коренным жителям земель нашего Великого княжества Литовского, какого бы сословия и происхождения они ни были, все их права и церковные привилеи как для лиц католического, так и православного вероисповедания, а также светские привилеи, которые были ими получены от светлой памяти королей и великих князей, от отца нашего Казимира и брата нашего Александра, предков наших, при их жизни, на какое бы то ни было владение и вольности, независимо от того, под какой датой, латинской или русской, даны эти вольности, вышедшие, данные и пожалованные привилеи, содержащие в себе справедливые установления, желаем считать имеющими силу, как если бы они были пожалованы нами и вписаны слово в слово в эти наши листы, которые мы нашим великокняжеским словом и нашей единоличной присягой на святом Евангелии обязуемся соблюдать и хранить, как обязуемся и обещаем подтвердить и закрепить их со всеми их установлениями, обычаями и статьями; по милости, благородству и щедрости нашей мы решили их подтвердить и закрепить, что подтверждаем, и закрепляем, приказывая считать их имеющими силу на вечные времена.

О судьях Раздел шестой

[1]. Чтобы судили по законам; а если бы судья судил иначе, должен быть наказан.

Также постановляем, что каждый наш воевода и старосты, и маршалок земский, и маршалок дворный, и наши державцы, каждый в своем повете, не должны выполнять свои обязанности и судить наших подданных иначе, а только по этим законам, которые мы дали всем подданным нашего Великого княжества.

Если же какой-либо из тяжущихся сторон показалось бы, что она обижена, потому что ее судили не по этим законам, то, когда мы сами, : великий князь, со всеми нашими панами радой, а в наше отсутствие паны рады будут где-нибудь на ближайшем же сейме, то тот, кто будет считать себя обиженным, должен о том на того нашего пана врадника жаловаться нам или нашим панам радным. Мы или наши паны радные должны раскрыть книги этих законов и смотреть: если бы дело было решено в суде так, как записано в этих законах, то такое судебное решение должно оставаться в силе в соответствии с приговором этого нашего врадника. Если же это дело было решено в суде иначе, не так, как это изложено в книге законов, то мы или наши паны радные должны раскрыть книги и в соответствии с теми законами, которые мы дали всей земле, вынести приговор.

Если же было бы установлено, что судья вынес приговор не по законам и что от этого сторона понесла ущерб, то тот, кто вынес приговор не в соответствии с законом, должен возместить ущерб и издержки, а приговор того суда аннулируется. А если у кого что-либо будет взято по приговору судьи, то должно быть ему возвращено без спора. А если бы он понес убытки в виде издержек и пропитания, на что приведет надлежащие доказательства яли присягнет, то судья должен ему уплатить. Если же судья судил правильно и приговорил в соответствии с этими законами, а проигравший дело опорочил его, то тот должен заплатить судье за это оскорбление двенадцать рублей грошей.

Однако если бы в таком деле был обвинен кто-либо из наших державцев, то он должен быть вызван к воеводе своего повета и обязан дать объяснение по поводу своего решения.

А если бы кто из наших панов радных, воевод или старост, которые не принадлежат к этому повету, также был обвинен, то он должен дать ответ на ближайшем же сейме или на земской сессии.

Если бы кто не хотел явиться, то он должен быть вызван великим князем или другими панами и все равно должен будет явиться и держать ответ. Но если бы он был болен или находился на великокняжеской службе или же на копе на завитом року, то рассмотрение такого дела должно быть отложено до другого сейма. Однако если бы ответчик был здоров и не хотел явиться без уважительных причин, тогда паны должны открыть книги и вынести решение о возмещении ущерба истцу в соответствии с тем, как изложено выше, и должны определить земский срок уплаты четыре недели. А если ответчик не пожелает заплатить того, что будет присуждено, тогда те паны должны приказать за ущерб ввести истца во владение имением или людьми ответчика в той мере, которая бы соответствовала размеру ущерба. Истец должен держать это до тех пор, пока ему не будет возмещен весь этот ущерб.

Если бы в этих законах не было записано каких-либо статей, то дело должно быть рассмотрено и решено в соответствии со старым обычаем, а потом на вальном сейме должна быть вписана эта статья и другие, которые будут вызываться необходимостью.

[2] 1. Во время рассмотрения дела в суде никто не должен апеллировать к великому князю, но обе стороны обязаны довести дело в суде до конца.

Во время рассмотрения дела в суде никто не должен апеллировать к нам, великому князю, ни к сейму, чтобы тем самым не создавалась волокита, но обе стороны обязаны довести дело до конца.

А если бы одна из сторон считала, что приговор несправедливый и, по ее мнению, вынесен не в соответствии с законом, то она должна просить у судей лист по ее делу с указанием, на каком основании судьи вынесли приговор. Судьи будут обязаны дать лист, заверенный своей печатью, после чего недовольный приговором должен перед нами, великим князем, или на ближайшем сейме с теми судьями вести спор к предъявить лист этих судей. Если бы судья не хотел выдать выписки, то недовольный приговором должен взять с собой трех шляхтичей и снова просить у него. Тогда судья обязательно должен будет ее выдать. А если бы судья не выдал и это было бы доказано, то он должен уплатить штраф великому князю двенадцать рублей грошей, а тому возместить ущерб.

[3] 2. Каждый воевода, старосты и державцы наши в своем повете должны выбрать и привести к присяге двух земян, которые должны судить вместе с их врадниками.

А также постановляем, что воеводы, старосты и державцы наши должны в своем повете выбрать двух земян, людей достойных, заслуживающих доверия, привести их к присяге и установить следующий порядок: если пан воевода, староста и державца наш, будучи заняты какими-либо нашими или государственными делами, сами не успеют рассмотреть дела, то эти два земянина вместе с наместниками и маршалками этих наших панов врадников должны рассматривать дела и решать их в соответствии с теми законами, которые мы дали всему государству; а присяжные писари тех панов воевод, старост и Державцев наших обязаны также находиться при них и все записывать и следить за поступлением штрафов в нашу казну, а также иных штрафов и доходов своих панов. А без этих присяжных панов земян, если бы отсутствовали оба, наместники и маршалки не должны судить, но один из тех земян при них должен быть постоянно.

[4] 3. Как должны повестками великого князя, панов воевод, старост и других врадников вызываться в суд за причинение ущерба.

Также постановляем: если бы к какому-нибудь князю или пану, или шляхтичу у шляхтича было какое-нибудь дело, то ответчик должен быть вызван в суд повестками нашими великокняжескими или воеводы, или других врадников. Если же вызванный не явился бы по этим двум повесткам, то он должен быть доставлен децким. Если же он не принял бы этого во внимание и не явился в суд с децким или от децкого скрылся, уклоняясь от суда и не желая отвечать перед судом, то, если в суде дело ведется об имении, суд долж.ен ввести истца во владение имением, а если - о движимом имуществе, то ввести во владение людьми или землей, которые будут стоить столько, сколько вещь, по поводу которой возбуждено дело. А кто будет введен во владение имением или людьми, или землей, тот должен до суда держать это в целости и не должен ничем повредить. А если бы чем-либо повредил, то должен это исправить и представить суду в целости в таком виде, как он получил при введении его во владение.

Однако вызывать в суд не должен иначе, как только взяв вижа с нашего двора, находящегося ближе всего к имению того пана или земянина, которого будет привлекать к суду, и, кроме того, еще понятых, людей достойных, и в присутствии вижа и понятых должен вызывать на те сроки, которые мы установили нашим подданным для судебного разбирательства.

А в таких случаях, когда чей-либо человек пострадал бы от злодейства чьего-нибудь человека или был избит, или ограблен, или случилось бы убийство среди мужиков, или какие-нибудь другие дела, которые часто приключаются между соседями, то в соответствии со старым обычаем господин потерпевшего должен обратиться один и другой раз к господину того виновного с просьбой об удовлетворении. А если тот удовлетворения не даст, то должен вызвать его к судье того повета, в котором живет.

[5] 4. Для разбора обид в суде панам съезжаться по истечении двух недель поста.

Также постановляем: для рассмотрения нанесенных шляхтичам от панов или от врадников, наших и панских, обид, выражающихся в захвате земель, в грабежах, разбоях, насилиях и убийствах, или между самими панами и их подданными, устанавливаем для рассмотрения таких дел срок в году, к которому паны будут обязаны съезжаться в назначенное место, в Вильно, по истечении двух недель поста, и никто не должен ничем отговариваться, кроме только болезни. И в этот срок как крайний каждый пан должен оправдаться перед другим. И если кто-либо будет обвинен в том, что он был судим не по закону, тот должен каждому отвечать и в этот же судебный срок оправдаться. Однако такие дела нигде не должны рассматриваться, а только в нашем великокняжеском дворце в Вильно.

[6] 5. Об обидах, чинимых, панами и панями вдовами, наместниками и подданными их панам и земянам, если бы они не получили удовлетворения.

Также постановляем: если бы какому-либо пану пан или пани вдова, или земянину пан и наместник и его подданные причинили какую-нибудь обиду, тогда обиженные должны потребовать от того, чтобы он присудил с себя или с наместника, или со своих подданных удовлетворение. Если же тот после обращения к нему не захочет присудить удовлетворения, а мы, великий князь, в то время не будем находиться в нашем государстве, Великом княжестве Литовском, тогда тот должен пожаловаться двум или трем нашим панам радным, которые будут находиться поблизости, и взять у них повестки, чтобы тот пан явился в суд лично и привел с собой наместника и своих подданных, которые причинили обиду, на ближайший сейм, который будет назначен нами, великим князем, или нашими панами раднъши. А ответчик должен явиться сам и привести своих подданных и должен будет отвечать, как в окончательный судебный срок.

Если же на этом сейме не была бы восстановлена справедливость, то ответчик должен явиться перед панами радными в тот срок, в который мы определили панам радным ежегодно собираться в Вильне для рассмотрения таких дел по истечении двух недель великого поста. А паны, собравшись в тот срок в Вильне, будут обязаны, не разъезжаясь, рассматривать все эти дела и разрешать их относитель­но тех, которые будут вызваны на этот срок. Паны, рассматривая такие дела, должны судить в соответствии с этими законами. Однако если пришлось бы судить такие дела, которые не были бы предусмотрены этими законами, то наши паны радные должны судить такие дела по старому обычаю до тех пор, пока мы, великий князь, не обсудим такие случаи с панами радой и не прикажем вписать соответствующие постановления в законы. Во время рассмотрения дела в каком бы то ни было суде до вынесения приговора никто не должен апеллировать к нам, великому князю, но каждый должен отвечать истцу по любому делу до окончательного рассмотрения дела в суде. А если одна из сторон сочтет приговор несправедливым, то, взяв выписку из книг судебных приговоров, может апеллировать к нам. И если от него было что-нибудь присуждено по решению суда, если имение, то должен быть произведен ввод во владение этим имением; если с него были взысканы убытки, то это должно быть возмещено. А апелляция не должна задерживать удовлетворения обиженного. Если бы все паны не могли съехаться к тому сроку, а тот, кто был бы вызван в суд на этот срок, не желая отвечать перед судом с целью затянуть дело, потребовал, чтобы его дело рассматривали все паны, тогда собравшиеся паны должны сама судить, а вызванный в суд не должен апеллировать, но должен довести дело до конца перед теми панами, которые соберутся к тому сроку.

А если бы кто-либо имел наши листы, чтобы его никто посудил, кроме нас, великого князя, то таковой перед судом не должен прикрываться этими нашими листами и к нам апеллировать, но должен перед нашими панами радными довести судебное дело до конца в тот земский срок, потому что мы от нашего великокняжеского имени наших панов радных назначаем комиссарами, чтобы они чинили справедливость нашим подданным.

[7] 6. О том, что децкие не должны посылаться за княжескими и панскими людьми, прежде чем пану этих людей будет предъявлено требование, чтобы он дал удовлетворение.

Также если была бы нанесена обида какому-либо из наших подданных, земянину или человеку, княжескими или панскими слугами, или людьми, то, кроме насилия или нападения на дом, по всем другим жалобам ни мы, ни наши воеводы не должны посылать децких за княжескими или панскими людьми, но прежде должны послать к тому пану, чьи люди, требование, чтобы он присудил удовлетворение перед нашим или перед врадниковым вижем. Если же тот пан после двукратного предъявления требования не захочет присудить удовлетворения, тогда, взяв децкого от воеводы или старосты того повета, в котором находится подданный того пана, должен доставить его в суд того же повета, и виновный должен там отвечать перед поветовым судьей. И если бы тот панский подданный должен был возместить ущерб истцу, то он не должен платить больше, а лишь столько, сколько постановит суд, а также децкому, который за ним ездил, -децкование. Что же касается штрафа, то хотя бы он подлежал уплате посменного штрафа или же с него над лежал бы установленный штраф, то его не должен никто подвергать тем штрафам, только его собственный пан.

Что касается земли, то в суд не должны вызывать ни слугу, ни человека, а только самого пана.

Таким же образом должны разбираться дела между князьями, панами и земянами. Если бы кто был обижен чьим-либо человеком, то сначала должен раз и другой потребовать удовлетворения от его пана. А если бы он не захотел присудить удовлетворения, тогда тот, кому была причинена обида, должен обратиться в суд. Пан же обязан представить своих людей в суд в срок, установленный всему государству для рассмотрения судебных дел. И когда в том деле, по которому к нему обращались, его люди окажутся виновными, они должны возмещать убытки с того времени, когда к нему обращались с просьбой судить их, а он их не судил.

[8] 7. Об уплате судебных пошлин.

Постановляем, что воевода, староста и врадники наши судебных пошлин не должны брать больше, чем десятый грош от присужденной суммы, а от имения, сколько оно будет стоить в соответствии с его значением, а от земли рубль.

[9] 8. О замене в судебном процессе одного лица другим.

Постановляем и приказываем, что если бы какой-либо человек заменил другого в суде в каком-нибудь деле, то он будет обязан сам за него отвечать, а привлеченный по делу ответчик будет освобожден от явки в установленный ему срок по тому делу, по которому он был привлечен к суду.

Однако тот приятель не должен выступать в суде до тех пор, пока его доверитель не явится лично и не поручит ему дела в суде. Но если бы доверитель был болен, тогда он должен дать ему доверенность со своей печатью. А если бы кто-нибудь принес доверенность и сказал, что это доверенность его приятеля, а эта доверенность была бы написана им самим, а приятель не давал ему доверенности и не поручал вести дело в суде, а он это сделал нарочно и проиграл чужое дело, тогда это судебное решение должно быть признано недействительным, а этот приятель не должен проиграть дело, но снова должно состояться судебное разбирательство. И если будет доказано, что тот подделал доверенность, то он должен быть наказан как подделыватель не чем иным, а только сожжением на костре.

[10] 9. Об адвокатах.

По делам об имениях, об убытках, о насилиях ни один чужестранец не может выступать в качестве адвоката ни перед нами, великим князем, ни в земском суде, но только тот, кто имеет недвижимое владение в Великом княжестве.

[11] 10. О запрещении сторонам уезжать с суда.

Также постановляем, что если бы мы через нашего дворянина известили подданного, чтобы он не уезжал с нашего двора, пока перед нами не ответит истцу, а он уехал бы самовольно, пренебрегши нашим приказанием, то за его непослушание, если будет возбуждено дело о земле, истца должны ввести во владение. И таким же образом, если бы ответчик уехал вопреки запрещению воеводы или врадников, теряет также держание. После он имеет право добиваться возвращения через суд.

[12] 11. О сроках уплаты денег.

Также постановляем, что для каждого денежного платежа, присужденного по суду, должен быть назначен срок четыре недели, а если будет присуждена большая сумма, то более длительный срок; а если следует уплатить тысячу коп, то выплачивать эту сумму в рассрочку, в каждую четверть года по сто коп до тех пор, пока ту сумму в тысячу коп заплатит. А если бы в эти сроки не заплатил, то за невыплаченную сумму производится ввод в соответствующую часть имения. Но если бы имение стоило меньше суммы долга, то должника отдают на милость кредитора.

[13] 12. Если бы кто-нибудь вызвал в суд другого, а сам не явился со своими доказательствами.

Если бы какой-нибудь истец, возбудив дело в суде, к последнему сроку не был готов со своими доказательствами по делу, которое возбудил, то он проигрывает свое дело, а врадник не должен предоставлять ему отсрочки.

[14] 13. Если бы кто-нибудь, возбудив дело в суде, сам не явился без уважительной причины.

Если бы истец, возбудив против кого-нибудь дело в суде, в первый срок сам не явился без уважительной причины, как-то: по болезни или в связи с нашей великокняжеской службой, и не заявил суду об этих уважительных причинах, то вторично он не может возбудить то же дело, прежде чем не заплатит издержки и убытки.

[15] 14. В исковом заявлении должен изложить суть жалобы. Если бы кто-нибудь имел намерение вызвать другого в суд, то он должен в исковом заявлении изложить суть жалобы.

[16] 15. Если бы кто без основания или несмотря на судебное решение привлек кого-либо к ответу.

Также постановляем, что если бы кто, не имея никакого основания или несмотря на судебное решение, возбудил против кого другого дело об имении, хотя прежде проиграл дело, а потом из-за своего упрямства опять по этому же поводу предъявил иск, то должен заплатить три рубля судье и три рубля тому, кого привлек через суд к ответу,

[17] 16. Если бы кто-нибудь не явился в суд после двукратного вызова, то в третий раз его должен доставить децкий.

Если бы кто-нибудь был дважды вызван в суд повестками по делу об его наследственном по отцовской линии имении или о наследстве, или о какой-нибудь наследственной собственности по линии деда, то в третий раз должен быть послан децкий, а если бы не явился и с децким, то истец должен быть введен во владение имением, по поводу которого возбуждал дело в суде.

[18] 17. Если бы. кто в суде толкнул или ударил другого.

Если бы кто в суде схватил рукой другого, толкнул, дернул или ударил, но не ранил, и тем произвел бы в суде беспорядок, тот должен заплатить штраф двенадцать рублей грошей, а тому за бесчестье - в зависимости от сословия того. Если же кто-нибудь перед судом обнажил бы саблю или меч, то, хотя бы никого и не ранил, ему отрубают руку. А если бы ранил кого-нибудь перед судом, тот подле­жит смертной казни.

[19] 18. Как должен быть наказан тот, кто во время судебного разбирательства оскорбил бы судью или сторону, или судья, ударивший или оскорбивший кого-либо на суде.

Если бы кто-либо кому-нибудь другому или судьям в суде сказал бранные слова и тем проявил неуважение к суду и судьям, тот должен быть наказан тюремным заключением на шесть недель. Также и судья, выполняя судейские обязанности, не должен никого оскорблять. Если же судья схватил бы кого-либо рукой и ударил, то должен уплатить тому за бесчестье соответственно сословию. А если бы судья кого-либо оскорбил бранными словами, то оскорбленный должен поставить его перед нами, великим князем, или перед панами, и ему с судьей должно быть оказано правосудие в соответствии с законами. Если бы кто-нибудь угрожал судье, тот должен не только отси­деть шесть недель, но и после отбытия этого срока должен представить достойных поручителей, чтобы судьи были в покое.

[20] 19. Мещане всех городов должны отвечать перед судом за раны и убийства крестьян.

Также постановляем, что мещане наших городов и городов всех наших подданных, духовных и светских, должны отвечать по земскому праву за раны и убийства людей, крестьян наших и наших подданных. А если бы медлили с рассмотрением таких дел и к установленному для их рассмотрения сроку приговора не вынесли, а истца без надобности задерживали проволочками и в последний срок не вынесли приговора, то вся вина и обязанность платить возлагается на городских судей.

[21] 20. О судебных пошлинах судьям, которые будут судить в отсутствие воевод с их наместниками.

Судьи, которые должны быть назначены в поветах, если судят с зрадниками воєвод или старост, то должны делить судебные пошлины на три части: одна часть воеводе, вторая - судьям, а третья - наместнику воеводы. А если судит воевода, тогда вся плата воеводе. А если бы судебное решение наместника было обжаловано, то судьи вместе с наместником должны отвечать панам в назначенный судом срок.

[22] 21. Никто не должен брать судебных пошлин больше, чем установлено.

Если бы какой-нибудь воевода или староста, или державца, или судья взял бы судебных пошлин больше, чем определено нашим постановлением, тот обязан стороне вернуть с навязкой, а нам, великому князю, должен заплатить штраф двенадцать рублей грошей.

[23] 22. Если бы кто после суда и присяги добивался того же, что раньше потерял по суду.

Также постановляем: если бы кто, предъявив к кому-нибудь иск, допустил ответчика к присяге и тот присягнул бы, а потом тот, кто допустил ответчика к присяге, обвинил его, что он присягнул неправильно, то он уже не должен снова предъявлять иск, так как он сам допустил ответчика к присяге.

[24] 23. Если бы кто-нибудь представил свидетелей, а они дали показания против него.

Также постановляем: если бы кто-нибудь предъявил к другому иск и представил свидетелей, а эти свидетели дали бы показания против него, и истец захотел бы обвинить этих свидетелей, что они неправильно свидетельствовали против него, то тот, кто представил свидетелей, не может предъявлять доказательств против своих свидетелей. Однако если бы один представил свидетелей против другого и эти свидетели дали показания, а тому покажется, что эти свидетели дали неверные показания, то он сейчас же, не уходя из суда, может сказать перед судом этим свидетелям, что они неправильно свидетельствовали. И если эти свидетели будут шляхтичами, то они должны при­вести веские доказательства, что свидетельствовали правильно. Если же это были бы, люди простые, то тот, кто их обвинит, должен доказать обвинение. Если же эти свидетели были бы простые люди разных панов, а перед судом все вместе лично не давали показаний, а были бы опрошены децким, которому дали неправильные показания, тогда тот обвиненный по их показаниям должен о том объявить суду. И когда он предстанет перед их панами, то вместе со своими свидетелями должен их обвинить, что они неправильно против него свидетельствовали. И когда будет доказана их вина, то они за свои неправильные показания должны будут возместить убытки потерпевшему. А если эти свидетели панские подданные будут шляхтичами, то они также должны оправдываться показаниями других свидетелей.

[25] 24. Если бы кто с другим владел неразделенным общим имением.

Постановляем также, что если бы несколько разделенных или неразделенных братьев или какие-нибудь другие сябры имели совместно каких-либо неразделенных людей, данников или мельников, то каждый из этих братьев или сябров должен будет давать удовлетворение лично каждому соседу и другим с людей совместных, не дожидаясь ни братьев, ни сябров. А если, бы ему самому от такого человека был причинен ущерб, тогда потерпевший вправе назначить суд и предъявить иск, хотя бы без братьев своих или названных выше сябров. Если же эти братья или сябры были бы в имении, то он должен известить их об этом суде.

[26] 25. Также постановляем: хотя мы дали всей земле законы, по которым судьи должны судить, однако все законы полностью не могут быть быстро составлены, и эти законы не могли полностью включить в себя всех статей. Поэтому если бы судьям пришлось рассматривать то, чего в этих законах не было записано, то предоставляем это на усмотрение судей по их совести, что они должны, уповая на бога, вынести приговор в соответствии с издавна установленным обычаем. Однако на ближайшем же сейме должны об этих пунктах довести до нашего или наших панов рады сведения. И если мы или наши паны рада утвердят эти пункты, то они также должны быть приписаны к этим законам.

[27] 26. Державцы, которые недавно названы державцами, а до этого тивунами были, не должны судить шляхтичей, которых должны судить только воевода, маршалки и старосты.

Постановляем, что державцы, которые недавно названы державцами, а раньше назывались тивунами, не должны сами судить шляхтичей и бояр наших и посылать за ними своих децких, но их должны судить воеводы и маршалки наши, земский и дворный, и старосты. Однако если бы шляхтичи и бояре наши сами по доброй воле захотели стать на суд державцы, то они вправе их судить. При этом если бы одна из сторон сочла приговор несправедливым, то она может апеллировать к воеводе или старосте, кто из них будет в каком повете. Державцы же не должны им препятствовать в этом, но должны Допустить их апеллировать к тому воеводе, в чьем повете они будут. [28] 27. О размерах децкования, которое следует платить дворянам, нашим и панов воевод, маршалков, старост, державцев наших и их наместников.

К тому постановляем: вижу и децкому нашему вижевого и децкования рубль, а вижу и децкому воеводы и маршалков, земского и дверного, и старост, которые давно старостами, полтину. А вижам и децким тех державцев, которые недавно названы державцами, а прежде назывались тивунами, по двенадцать грошей, вижам и децким их наместников помильное по грошу с мили, а вижам и децким наместников воевод по двенадцать грошей. Если бы вижи и децкие наши и воевод, маршалков, старост и державцев наших, а также их наместников, будучи взятыми вижем или децким на вижевание или децкование, никуда не выезжали, то им должна быть заплачена вижевого и децкования половина. Но если бы нами, панами воеводами, маршалками и старостами децкий был послан для взыскания денег, то ему децкование от каждого рубля десять грошей.

Текст подається за виданням: Статут Великого княжества Литовского 1529 года / Под ред. К.И. Яблонскиса, - Минск, 1960, -) С. 132,165-175.


© 2006—2018 СумДУ